Людмила Сан (southern_sonata) wrote,
Людмила Сан
southern_sonata

По пушкинским местам...

Давно я подозревала, что своё вдохновение Алексан Сергеич в наших краях черпал. Гулял, впитывал энергетику, пил ядрёный кумыс ну и творил, стал быть, помалу. Или помногу. Эт, думаю, напрямую от крепости кумыса зависит.
Вот, к примеру, чего вам на ум приходит от созерцания этой пасторали?



Ничего не приходит? Это потому что вы ещё трезвые кумыса не пригубили. А Пушкин уже. Вот и родилось у него нетленное: "Жил старик со своею старухой у самого синего моря..." Не синего и не моря? Вам опять напомнить про забористость кумысных пузырьков, будоражащих воображение?


Не отставайте, граждане экскурсанты. Идём дальше по пушкинским местам.
"Они жили в ветхой землянке ровно тридцать лет и три года..."
Вот тут я б немного поспорила с классиком. Ну какая же это ветхость? Палисадничек, цветочки. Всё, как в лучших землянках от кутюр.



А вот другая сказочка во всей красе нарисовалась. "О царе Салтане". Все помним?

Остров на море лежит,
Град на острове стоит...



Следующий образ очаровывает неизвестной морфологией и странной физиологией. Именно он наполнен литературной глубиной по самую макушку. Скурпулёзные и вдумчивые исследователи склонны видеть в нём прообраз сразу двух главных героев пушкинской сказки: князя Гвидона и царевны Лебеди.
Судите сами:

Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку...

Мы же помним, что в итоге получился Гвидон?
А вот и строчки про царевну:

Днём свет божий затмевает,
Ночью землю освещает -
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.



Ну что? Все удостоверились в животворящей силе наших мест? Тут тебе и звезда во лбу, и неведома зверюшка. Два-в-одном, как ни крути.

Ну и последний рывок, любознательные господа! В горы! В смысле в море. Туда, где тридцать три богатыря живут и дядько их - Черномор. Богатырей каменных, правда, за дядькиной спиной поболе, чем тридцать три, расположилось на привал. Здесь, мне кажется, раскрылась природная скромность и щедрость Александра Сергеевича. Отобрал себе три десяточка парнишек и другим писателям да поэтам приличную кучку литературного материала оставил. И на сказание о Тамерлане хватит, и на домик для поросёнка.



Вот так побродив по нашим сказочным просторам, хлебнув кумысу буйнотворящего и очаровавшись звучностью слова "камень", приляжет Алексан Сергеич на травке под южными звёздами и воскликнет озарённо: "Ай, да я! Ай, да сукин сын! А не замахнуться ли мне на что-нибудь ещё более шедевральное? В смысле, не шарахнуть ли камнем по лбу Вдохновения? Вертится что-то на языке... Кам... кам... Камо грядеши? Камон, эврибади? Камасутра?!"

В общем, приезжают теперь к нам все, в ком вдохновение дремлет, а проснуться никак не может. А мы по нему камешком и... И "Илиаду" с закрытыми глазами пропеть поможем, и "Тысячу и одну ночь" по минутам распишем...



Действующие лица:
1. Сурки
2. Сурковая нора
3. Столица Каганата. Казахфильм забабахал этот город для съёмок фильма "Кочевники"
4. Петроглиф солнцеголового божества. Новодел для съёмок кины, но точная копия настоящего скального рисунка. Таких сексуальных божеств у нас целый заповедник. Потом как-нибудь расскажу. Как камешком по вдохновению попаду, будет и кам бэк.
5. Дядько, он и в Африке...
Tags: горы, живность, казахстан, лето, степь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments